КПВ "Гнутово"

Иссеченные осколками цементные блоки, расколотые пополам каменные глыбы, вмятины и выбоины на них, брызги от металла там, где пролетали и разрывались смертоносные "посылки" от врага, снаряды запрещенного калибра.

Так выглядит изнутри укрепление коридора между украинской подконтрольной и неподконтрольной территориями, который тянется по главной улице маленького села Пищевик, в котором вот уже больше года базируется пункт пропуска "Гнутово". В последний раз минометный огонь с неподконтрольной территории накрыл коридор с людьми в "час пик", то есть, именно тогда, когда в нем было наибольшее скопление людей, которые спешили по делам. Коридор был заполнен "под завязку", а это значит, что зажатым между каменными глыбами испуганным людям бежать было почти некуда.

На самом деле, на случай обстрела вдоль коридора построены блиндажи, где люди могут спрятаться, есть медики и служба МЧС, которые могут им помочь. Но человеческий фактор, паника, давка, испуг от обстрелов в "час пик" не очень помогают людям найти эту помощь. Пограничники говорят, что боевики на той стороне хорошо видят и очень хорошо знают, куда целиться. Но все же бьют именно туда, где проходят люди из сел, которые они заняли, те люди, которых, как божатся, они защищают. И на этот раз намеренно именно по ним вели прицельный огонь. Главными целями для боевиков как правило становятся пограничные модули и блиндажи. Последний раз, когда они били по позициям и блиндажам, попали в сельский домик, где на тот момент находились бойцы, и разнесли его вдребезги. Каким-то чудом ребята выжили. Возможно потому, что в тот момент были ближе к выходу. Потому что, глядя на этот изуродованный дом, который своим изуродованным обожженным "хребтом" вошел в землю, невозможно понять, как вследствие таких ударов по нему – там, внутри, или даже рядом, смогла выжить хоть одна живая душа.

Время от времени минометным огнем противник поливает не только модули КПВ, но и территории Сартанской пограничной комендатуры, которые сейчас находятся в зданиях школ Павлополя и Сартаны. К ним также прилетают снаряды самого разного калибра, в том числе, запрещенного минскими соглашениями. Последние обстрелы частей пограничников в Сартане привели к значительному повреждению укреплений и стен трехэтажного дома. На этот раз мины прошивали здание насквозь: входили с одной стороны, а выходили с другой. В Павлополе прицельный огонь вели по охране, били по укреплениям и зданиям крайнего крыла части.

Заместитель начальника по логистике в Павлополе, офицер пограничной службы, Назар С., говорит, что больше всего начинают стрелять сразу после того, как выезжает ОБСЕ, как только те выходят на дорогу в Мариуполь.

"В 2016 году, когда был отвоеван значительный кусок территории от Гнутово до Сартаны, КПВ перенесли в населенный пункт Пищевик, но название было решено оставить прежнее, КПВВ "Гнутово", - рассказывает Назар С. - Наши старшие офицеры части вместе с пограничниками, которые стоят в Пищевике, заступают на стражу на пункте пропуска, когда он работает, с 8-ми до 5-ти. На КПВ задачи пограничников заключаются в том, чтобы пропустить людей через линию разграничения, не допустить, чтобы была большая очередь или скопление людей, потому что это опасно в первую очередь для них. В случае обстрела вдоль коридора есть блиндажи, где люди могут укрыться и переждать. Потому что такие обстрелы здесь не редкость, и люди это знают, но все же каждый день снова вынуждены возвращаться на КПВ".

Многие из этих людей, которые проходят пропускной пункт, работают на украинской стороне, поэтому вечером им нужно снова преодолеть длинную дорогу, протяженностью более километра, под прицелами, а то и под огнем с той стороны, где они живут, чтобы попасть к себе домой. После того, как они пересекают крайнюю линию КПВ, их ждут микроавтобусы, которые утром их подвозили со стороны, контролируемой боевиками. Микроавтобусы на той стороне хорошо видны с крайней точки коридора. Они останавливаются на достаточно большом расстоянии от крайнего модуля КПВ, и люди должны преодолеть еще хороший отрезок дороги посреди голого поля, полностью открытого для прострела. Сам коридор тянется метров на 400 вглубь украинской стороны. Для машин в нем есть отдельная полоса, для чего улица была перегорожена бетонными блоками.

"Быт здесь у наших пограничников самый обычный, хоть и имеет свои особенности. Здесь начинаешь ценить самое простое - свет и воду. Бывало такое, что после обстрелов света не было пять дней, а когда он появился, у всех это была очень большая радость", - добавляет Назар С.

Он добавляет, что здесь никто не ищет каких-то материальных ценностей.

"И если есть свет и вода... летом жара, бывает, доходит до 50-ти градусов, а воды немного, потому что в селах плохое водоснабжение, и до нас она доходит в последнюю очередь и в небольшом количестве. И если ты пришел и у тебя есть свет и вода, а если еще и горячая, то нечего и желать лучшего. Чтобы обеспечить себя водой, мы выезжаем на машинах в населенный пункт Талаковку, где есть колонки, и набираем где-то около тонны или две. При перебоях света запускаем генератор, а для утепления части есть котел, работающий по четыре часа. У нас служат и девушки, кто на кухне, кто как делопроизводитель, а есть, которые дежурят на КПВ", - отметил он.

Полиция и пожарная служба в составе МЧС, размещаются вдоль цепи модулей. Цементные блоки отделяют улицу от домиков деревни. Многие из них давно пустуют. Люди из них выехали, оставив свое имущество, кто на территорию, которая контролируется украинской стороной, кто в другую сторону. Теперь заброшенные участки земли обрабатывают в свободное время бойцы, чьи блиндажи размещены где-то неподалеку.

В селе до войны была милая особая традиция. Его жители белой краской старательно выводили свои имена сверху ворот, рядом с калиткой. Крайний домик пустовал очень долго, а эта надпись фамилии и имени его хозяина сегодня – как новенькие и будто свежие – на воротах красуется и теперь. Имя прописными буквами - все что осталось от человека, который жил в доме, хотя его давно нет среди живых. Еще в 2014 году хозяина прямо в его саду расстреляли "ДНРовцы" только за то, что он не хотел подать им воды. Бойцы вспоминают историю их временного дома, который сейчас согревает их, с грустью глядя на белую краску надписи на зеленых воротах. Похожую историю вспоминают здесь и о фермере, жившем неподалеку. О том, как он помогал украинским военным своими овощами, молоком и всем, что имел, когда у них полностью заканчивались продукты. А на то время это было постоянным явлением, и этим он реально спасал украинских бойцов. Именно за это фермера и его жену прямо посреди его двора казнили "ДНРовцы".

В конце ноября капелланы, которые занимаются подразделением и поддерживают его уже продолжительное время, в том числе, с самого начала войны насущной волонтерской помощью, привезли в комендатуру и на КПВ подарки, безумно красивые работы от детей Днипра, а с ними приехал бард, гитарист Александр Клец. А главными подарками для пограничников стали награды от Святейшего Патриарха Филарета, медали "За жертвенность и любовь к Украине" для тех бойцов, что действительно жертвенно несут службу на линии разграничения. Бойцы говорят, каждый приезд их капеллана о. Валерия для них - это уже подарок, потому что эти короткие встречи, разговоры с ним, реально возвращают их к жизни. А вот награды, это уже действительно что-то невероятное. Капеллан о. Дмитрий (Поворотный) вспоминает: был у него боец, награжденный одним из первых, который погиб. Когда его родителям возвращали вещи, то от награды среди них осталось только удостоверение. Поэтому они сделали все, что было в их силах, чтобы восстановить ее. И эта награда осталась у них главной памятью о сыне, который ценил ее настолько, что словно оберег держал возле себя.

В том самом крайнем домике, который практически примыкает к вражеской стороне, отцы вручали пограничникам КПВВ "Гнутово" медали, тем, кто в это время нес стражу, в том числе, Александру Олейнику. Их командир с позывным "Дед", который сам накануне получил награду от президента, говорит, что патриаршая медаль "За жертвенность и любовь к Украине" - самое ценное.

Награжденному Александру Олейнику это событие также кажется невероятным и даже нереальным, потому что, говорит, это какое-то чудо, что такие святые люди настолько высоко оценили то, как на протяжении двух с половиной лет он выполняет свои обязанности, и это придает ему сил служить дальше и лучше.

Понятно, что кроме того, что нести стражу в сложных условиях бойцам не просто, и, как это бывает, не все идеально в их повседневной жизни. Разумеется, проблемы есть везде, без них не обходится и здесь. Есть проблемы, связанные с вооруженным и вещевым обеспечением, поставкой индивидуальных средств, форма по сезону обычно слишком опаздывает или не приходит. Человеческие отношения между командованием и подчиненными, насколько можно это заметить "невооруженным глазом", также не на самом высоком уровне. Есть проблема с тем, что "замы" не всегда готовы решать проблемы бойцов, не рассматривают или отклоняют их запросы насущных потребностей, того, что должны предоставить им по уставу. Но и не дают напрямую обратиться к высшему командованию, обычно, препятствуя в этом, хотя бойцы имеют на это право.

С продуктовым обеспечением будто бы лучше. А, кроме того, летом ребята выращивают овощи. Как говорит их капеллан, они так замечательно обрабатывают "арендованные" участки, что даже могут служить примером для местных в том, сколько всего на совсем небольшом клочке этого богатого чернозема может вырастить. К тому же, на грядках, на которых у них растет все, огурцы, помидоры, зелень, салаты, а редиска такая, как редька, всегда так чистенько, ни былиночки лишней или сорняка. Хозяйственность ребят действительно впечатляет. Сейчас почти в каждом дворе живут оставленные местными собаки, да еще и с маленькими щеночками, и за ними ребята ходят, как за малыми детьми, не оставляя на произвол судьбы.

Говорят, на пропускном пункте особенно заметно, насколько люди меняются. Те, кто проходит по коридору сейчас, это уже другие люди, совсем не те, что пересекали КПВ в 2014 - 20 15 годах. Недавно был тут случай: с украинской стороны идет молодая мать с ребенком, а позади - две пожилые женщины. Мальчишка, весь в слезах, из последних сил тащит по земле чемодан с едой, который больше него самого, а мать тащит его, пинает, покрикивает, чтобы не медлил. Пожилые женщины кивают головами и вздыхают: "Ну, вот, имеем. Что хотели, то и получили".

Этот длинный коридор здесь ощущается неким лакмусовым пространством, которое обнажает правду о каждом, кто входит в него. Видимо потому, что особое измерение этой, одной из самых "крайних точек", взвешивает и определяет цену каждому , показывает то, кем являемся на самом деле.

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.